Сегодня:

Влияние на плод токсических веществ

Опубликовано: 03.09.2018

видео Влияние на плод токсических веществ

Влияние алкоголя на зачатие

Количество различных веществ, с которыми так или иначе в процессе своей жизнедеятельности сталкивается человек, огромно. Многие из них весьма активны в химическом отношении и способны вызывать тератогенный эффект, во всяком случае, в условиях эксперимента. Однако тератогенез у лабораторных животных возникает лишь под действием массированного применения веществ, другими словами, под действием таких доз, с которыми в реальной жизни человеку сталкиваться не приходится совсем или приходится крайне редко. Поэтому, хотя теоретически способностью вызывать уродства у человека обладают, быть может, несколько миллионов различных веществ, в действительности "настоящих" тератогенов, то есть таких, которые представляют интерес для клинической медицины, гораздо меньше, вряд ли здесь счет идет больше, чем на сотни. Тем не менее вопрос намного сложнее, чем кажется.



Действительно, человек сталкивается в большинстве случаев с такими активными химическими веществами, которые находятся в окружающей среде в столь низких концентрациях, что и обсуждать их тератогенные свойства вроде бы несерьезно. Скажем, испытаниями на лабораторных животных установлено, что гербициды на основе хлорфенолуксусной кислоты — тератогенны. Означает ли это, что у беременной женщины, случайно вдохнувшей этот препарат, родится уродливый ребенок? Нет, конечно. Дозы в эксперименте и при случайном контакте совершенно несопоставимы.


Каким должно быть питание беременной женщины?

Однако нельзя игнорировать два очень важных обстоятельства, заставляющих по-иному отнестись к этому вопросу. Во-первых, в силу разных причин не являются редчайшим исключением ситуации, при которых действию малых доз вредных веществ человек подвергается в течение длительного времени, и такое хроническое влияние может оказаться далеко небезопасным. Во-вторых, достаточная для индуцирования тератогенеза концентрация вещества в окружающей среде может возникнуть в результате аварии на промышленном предприятии и выброса в атмосферу, воду или почву сразу большого количества вредных веществ.

Подтверждающих примеров в мировой практике предостаточно. Успехи научно-технической революции приносят человеку не только улучшение условий жизни. Промышленность, сельское хозяйство, бытовая химия, транспорт — список можно продолжать — отнюдь не являются экологически чистыми сферами приложения сил человека. Мы только совсем недавно стали приходить к мысли о глобальной значимости последствий загрязнения окружающей среды, биосферы Земли.

Вовсе не обязательно развязывать ядерную войну, чтобы уничтожить человека как биологический вид. Для этого можно продолжать усиливать "парниковый эффект", вызывая повсеместное потепление климата, можно уничтожать озоновый экран планеты, тем самым разрушая единственную защиту от жесткого ультрафиолетового излучения Солнца, можно на огромных площадях распылять дефолианты, можно вырубать тропические леса и щедро выливать в океан нефть — и так уничтожить зеленые растения, вырабатывающие кислород. Много еще чего можно, в том числе и напрямую воздействуя на наследственность человека, вызывать отклонения в эмбриональном развитии.

Для этого достаточно только развернуть активную борьбу при помощи пестицидов (лат. pestis — зараза и caedere — убивать) с животным и растительным миром нашей планеты, что, собственно, и проводится постоянно при полной "забывчивости" о принадлежности пестицидов к ядам и отсутствии у них избирательной активности. Не существует пестицидов с избирательной активностью, скажем, только против определенного вида насекомого или грибов, при их использовании неизбежно затрагиваются очень многие виды растений и животных, а косвенно затрагивается и человек.

Наиболее известным и, пожалуй, наиболее часто применявшимся с середины 40-х вплоть до 70-х годов во всех странах мира пестицидом является дихлордифенилтрихлорэтан — знаменитый ДДТ. Безусловно с помощью этого инсектицида удалось достичь поразительных результатов: помимо борьбы с сельскохозяйственными вредителями, ДДТ использовался, и очень успешно, для уничтожения насекомых — переносчиков малярии и сыпного тифа. Эпидемии этих болезней удалось резко снизить — на 98-99%.

Однако очень широкий спектр воздействия ДДТ и его химическая устойчивость (период его полураспада не менее 10 лет) вызвали к жизни весьма серьезную проблему. Как довольно скоро выяснилось, ДДТ обладает способностью накапливаться в организме животных и растений и, следовательно, перемещаться по пищевым цепям — при поедании одним животным другого или растительноядным животным, скажем, травы, содержащей ДДТ. Хрестоматийным стал пример обнаружения этого инсектицида в организме антарктических видов рыб и пингвинов. Естественно, движение ДДТ по пищевым цепям не могло не затронуть и человека.

В человеческом организме ДДТ концентриуется в жировой ткани. Казалось бы, этим достигается нейтрализация пестицида, и можно сделать вывод об относительной его безвредности для людей. Но при голодании (при избавлении от излишнего веса) и, главное, при беременности происходит расщепление запасенных жиров, освобождение ДДТ и попадание его в кровоток. Размеры молекулы ДДТ позволяют ему пройти через плаценту и проникнуть к плоду.

ДДТ очень легко переходит в грудное молоко кормящих матерей. Из результатов исследований, проведенных в 70-х годах в разных странах, следует, что зачастую уровень этого вещества превосходит допустимые санитарные нормы для коровьего молока в 4—20 раз. В США на это отозвались следующим образом: "Если бы материнское молоко находилось в другой упаковке, его вообще не разрешили бы пускать в продажу".

В 70-е же годы в Европе было предпринято определение количества ДДТ в тканях мертворожденных детей. Оказалось, что в среднем оно было значительно выше, чем обычно можно определить в человеческом трупе. Существует ли причинная связь между мертворождением и накоплением инсектицида? С абсолютной достоверностью это утверждать трудно, требуются дополнительные исследования. Но сами по себе эти данные удивления не вызывают, в наличие такой связи очень легко поверить.

Хотя и доказано, что ДДТ передается от матери ребенку, в отношении тератогенных свойств этого инсектицида очень много неясного. Известно, что в ряде случаев у детей с множественными пороками развития существенно увеличено содержание ДДТ в тканях тела, однако твердых доказательств того, что именно он причина уродства, нет.

Что же показали эксперименты на животных, как ДДТ сказывается на эмбриогенезе лабораторных млекопитающих?

Варьируя способы, сроки и дозы применения инсектицида, можно получить весьма широкий спектр нарушений — понижение половой функции и, следовательно, уменьшение количества особей в помете, возрастание числа мертворождений, снижение веса новожденных животных, нарушения развития больших полушарий головного мозга, хвоста, печени.

Обращают на себя внимание нарушения строения и, значит, функциональной активности плаценты (большинство таких данных получено, конечно, на животных, но нередки подобные описания и на людях). С этими нарушениями неизбежно связаны изменения проницаемости плаценты, и совершенно не исключено, что ДДТ, не являясь сильным тератогеном, как бы открывает доступ к плоду таким воздействиям, которые при нормальной проницаемости плаценты не смогли бы преодолеть этот барьер.

Нельзя, разумеется, сбрасывать со счетов и тот факт, что ДДТ обладает мутагенными свойствами. Правда, показано это на мышах, и предполагается, что эффект незначителен, но все-таки...

Как бы то ни было, но тератогенные пестициды существуют реально.

На обширные территории хлопковых и рисовых полей Колумбии в свое время с самолетов в очень больших количествах распыляли для борьбы с сорняками гербицид "Agent Orange", содержащий в качестве действующего начала два вещества: 2,4-дихлорфеноксиуксусную кислоту (2,4-Д) и 2,4,5-трихлорфеноксиуксусную кислоту (2,4,5-Т).

Вскоре после применения этого гербицида в Колумбии был отмечен падеж домашнего скота и гибель рыб, а еще через некоторое время в районах применения "Agent Orange" резко поднялся уровень выкидышей, мертворождений и появления на свет детей с уродствами.

"Agent Orange" имеет вообще очень печальную славу: он применялся американскими вооруженными силами во время войны во Вьетнаме для уничтожения растительности в джунглях в целях борьбы с партизанами. Стремясь обнаружить укрытия Вьетконга, американцы распыляли с самолетов "Agent Orange". Главный компонент "Agent Orange", входящий в состав 2,4,5-трихлорфеноксиуксусной кислоты, трудно отделимый побочный продукт - яд №1 - диоксин, по мнению В. Эйхлера - самый опасный из всех ядов, когда либо созданных человеком.

В 70-х годах название это стало известно всему миру.

10 июля 1976 года в небольшом итальянском городке Севезо, близ Милана, на химическом заводе, принадлежащем швейцарской фирме, взорвался котел с трихлорфенолом. В результате этого взрыва на площади 30 квадратных километров вместе с трихлорфенолом рассеялся и побочный продукт — диоксин. О степени токсичности этого вещества можно судить по таким данным: всего 100 граммов диоксина, попавшие в систему водоснабжения, могли бы полностью уничтожить население многомиллионного города.

В Севезо рассеялось от одного до пяти килограммов (точно не известно). Для сравнения: во время войны США распылили над территорией Вьетнама около 80 миллионов литров "Agent Orange", 45 миллионов литров тайно распыляли над южными частями страны, недалеко от камбоджийской границы. Приблизительно было распылено около 5 тонн диоксина, входящего в состав "Agent Orange".

Очень много людей в Севезо погибло от отравления или опухолевых заболеваний, которые вызывает диоксин, у многих проявились неподдающиеся лечению заболевания кожи, ухудшилось зрение. В 1977 году были зарегистрированы первые новорожденные, появившиеся на свет с тяжелейшими пороками. Дети рождались без головного мозга, с повреждениями кишечника и брюшины.

Последствия трагедии можно было бы значительно уменьшить, если бы сразу после аварии были приняты все необходимые меры защиты населения. Как свидетельствует французский журнал "Пари-матч", дирекция завода и местные власти в течение пяти дней скрывали истинные масштабы происшедшего.

Предпринятые в дальнейшем попытки избавиться от распыленного яда успеха не принесли (во всяком случае, к первой половине 80-х годов). Никто не знает, что делать с 200 000 тонн пахотной земли, снятой и засыпанной в мешки, и с 81 000 трупов домашних животных. Захоронить их в земле опасно, поскольку с почвенными водами яд может снова оказаться на поверхности, сжигание же приведет к рассеиванию диоксина в атмосфере — для нейтрализации этого вещества требуется температура не менее 1200°С. Несмотря на принятые меры, и в 80-е годы находили следы диоксина даже на расстоянии 30 километров от Севезо.

Гербицид "Agent Orange", который, по сути, представляет собой боевое отравляющее вещество, относится к группе дефолиантов (лат. dе — приставка удаления и folium — лист), то есть химических препаратов, предназначенных для удаления листьев с растений. Различные дефолианты находят широкое применение в сельском хозяйстве многих стран. Их используют, как правило, для удаления листьев с хлопчатника — таким путем облегчается механизированная уборка урожая. Обычно при таких мероприятиях от 70 до 95 процентов листьев опадают, остальные засыхают.

"Agent Orange", оранжевый дождь несущий смерть, превращающий плодородные регионы в "мёртвую зону". Вьетнамцам приходилось неделями сидеть в укрытиях из-за американских бомбежек. Когда они выходили наружу, деревья вокруг были уже без листьев.

Дефолианты, как и другие пестициды, это яды. Распыляемые в огромных количествах и на огромных территориях, они неизбежно "добираются" и до человека, оказывая пагубное влияние на генофонд человечества. Cпустя десятилетия во Вьетнаме рождаются дети-уроды.

Сильнодействующий дефолиант повинен в том, что в районах, где распылялся этот ядовитый химикат, у людей наблюдается повышенный уровень врожденных дефектов.

До сих пор во Вьетнаме на свет появляются дети с разного рода врожденными уродствами, физическими и умственными. Многие из них входят в группу повышенного риска онкологических заболеваний. Особенно много инвалидов в отдалённых деревнях в долине реки Меконг.

Во Вьетнаме насчитывается примерно 4,8 миллиона жертв этого отравляющего вещества, в том числе три миллиона непосредственно пострадавших от, так называемого, "оранжевого дождя".

Зарегистрировано еще большое число людей, которые стали инвалидами из-за того, что их родители, дедушки и бабушки, подверглись диоксиновой обработке.

В конце 1990-х канадские исследователи взяли пробы почвы, воды, и обитающих в ней рыб и уток, а также образцы человеческих тканей. Они обнаружили, что в зараженных областях концентрация диоксинов в почве превышала норму в 13 раз, а в жировых тканях человеческого организма - в 20 раз.

Японские ученые, которые занимались сравнением зараженных и незараженных территорий, обнаружили, что в зараженных областях в три раза выше риск рождения детей с расщелиной неба, так называемой волчьей пастью или с лишними пальцами на руках и ногах. Кроме того, у детей, рожденных в этих местах, в восемь раз чаще встречается пупочная грыжа и в три раза чаще врожденные умственные отклонения.

Распыление химикатов над Вьетнамом прекратилось в 1971 году по требованиям общественности, но к тому времени уже было совершено 6000 вылетов.

В середине 80-х годов большой общественный резонанс получило бездумное (если не сказать, преступное) использование дефолианта бутифоса в Узбекистане.

Это вещество, обладающее очень неприятным запахом и высокой токсичностью для всех позвоночных животных, применялось на хлопковых полях в течение долгих лет в масштабах, превосходящих разумные. А в результате — помимо болезней взрослых людей, резкое увеличение мертворождений, наследственных болезней и уродств у новорожденных в прилегающих к полям поселках. И только благодаря вмешательству прессы удалось сначала снизить уровень вносимых дефолиантов, остановить их распыление с самолетов, а затем и вовсе запретить применение бутифоса (справедливости ради отметим, что, по сообщениям "Правды", в Туркмении распыляли дефолианты с самолетов и в 1988 году).

Посмотрим теперь, какова ситуация там, где пестициды с самолетов не распыляют, — в городах. О том, что городские жители употребляют в пищу продукты, содержащие пестициды, и это в определенном смысле "стирает грани" между городом и деревней, говорить не будем. В промышленных центрах вполне достаточно загрязнений — как общих для всего региона, так и менее распространенных, проявляющихся в значительной степени лишь на отдельном предприятии или свойственных отдельной профессии.

Например, исследование, проведенное в 70-х годах в Казани, определило, что у 41 процента женщин, родивших детей с уродствами, в анамнезе имеется та или иная профессиональная вредность (строго говоря, локальные загрязнения окружающей среды).

Понятно, что для разных городов и районов эти данные будут далеко не одинаковыми — различны специализации производств, их концентрации, качество оборудования и степень очистки отходов.

Понятно также, что наличие профессиональной вредности само по себе еще далеко не означает, что у женщин обязательно возникнут нарушения хода беременности и тем более — родится уродливый ребенок.

Зародыш все-таки от внешних воздействий защищен достаточно хорошо, поэтому возникновение врожденной аномалии при наличии профессиональной вредности часто объясняется простым совпадением. Но без особых преувеличений можно сказать, что с каждым годом этих совпадений становится все больше и больше.

Нарушения менструального цикла, токсикозы беременных, спонтанные аборты, преждевременные роды, мертворождения, а также достоверное увеличение количества разных врожденных аномалий в значительной степени связаны с влиянием на эмбриогенез токсикантов окружающей среды.

У работниц, занятых производством капролактама, в три раза по сравнению с контрольной группой возрастает количество прерванных беременностей. Хлоропрены, образующиеся при производстве синтетических волокон, способны вызывать аномалии развития зародышей. Почти в два раза чаще, чем обычно, рождаются дети с пороками развития у работниц вискозного производства, которые испытывают постоянное воздействие малых концентраций сероуглерода и сероводорода...

Чрезвычайно опасным для развивающегося организма становится гипоксия, или кислородное голодание. Кислород играет важнейшую роль в процессах биологического окисления, дающего энергию для всевозможных форм жизнедеятельности подавляющего большинства живых организмов, поэтому нетрудно себе представить, к каким пагубным последствиям может привести гипоксия развивающегося организма. Во всяком случае, гипоксия во время беременности у человека часто вызывает внутриутробную гибель плода или тяжелые, необратимые поражения центральной нервной системы.

Причин для кислородного голодания немало, и связаны они, прежде всего, с загрязнением атмосферы, в первую очередь — с повышением естественной концентрации угарного газа (СO), который гораздо более активно, чем кислород, соединяется с гемоглобином эритроцитов и тем самым преграждает путь кислороду к клеткам и тканям. Промышленные газовые выбросы, выхлопы автомобильных двигателей, печной и светильный газы — очень мощные источники окиси углерода, и мощность их отнюдь не ослабевает.

Существующий ныне общий уровень развития технологии промышленных производств во всем мире, даже самых современных производств, не позволяет сделать их экологически чистыми и безопасными. Однако, судя по всему, большая часть загрязнений (в широком смысле этого слова) вызывается вовсе не недостатком наших знаний технологии, но пренебрежением этими знаниями или соображениями (более чем сомнительными) экономического порядка.

Желание во что бы то ни стало добиться сиюминутной выгоды — без осмысления последствий, погоня за прибылью — без учета интереса других людей, стремление получить наивысшую производительность труда — без соблюдения элементарных мер предосторожности. Пирровы победы на каждом шагу! Не слишком ли поздно мы начали задумываться над этим? Не слишком ли высокую цену платит человечество там, где вообще ничего не должно платить? Каким урожаем можно оправдать уродства и рождение мертвых детей?

Вот еще один очень характерный пример.

Существует вполне обоснованное мнение, что японское "экономическое чудо" очень многим обязано тому, что при возведении промышленных предприятий сберегались огромные средства за счет очистных сооружений: их не строили вовсе. И только после 20 марта 1973 года, когда был вынесен приговор по делу, начавшемуся 17 лет назад, положение стало меняться.

Летом 1956 года в бухте у японского рыбачьего городка Минамата стало появляться все больше рыбы с явно анормальным поведением — рыбу можно было ловить руками, она "плавала у берега так, словно напилась сакэ". Рыбу собирали у берега целыми корзинами.

Однако через некоторое время местную больницу наводнили больные с явными признаками отравления. Очень скоро удалось установить, что эти признаки были типичны для отравления ртутью. Лишь после смерти нескольких человек выяснился источник этого металла. Им оказалась химическая фабрика, использовавшая ртуть в качестве катализатора для получения поливинилхлорида. Промышленные стоки выпускались ею прямо в реку, а из нее попадали в бухту около городка Минамата.

Известно, что ртуть (точнее — метилртуть, поскольку водные микроорганизмы метилируют ее) в клеточных культурах in vitro вызывает поломки хромосом и серьезные нарушения клеточного деления. Минаматская трагедия подтвердила это со всей определенностью. У женщин, перенесших отравление метилртутью, дети рождались с анатомическими и психическими дефектами.

"Он не может ходить прямо, говорит с большим трудом. Его словарный запас ограничен до минимума. Иногда в течение нескольких недель подряд он лежит совершенно неподвижно, а иногда, наоборот, сильно возбуждается, делает руками беспорядочные вращательные движения, начинает кружиться, пытается что-то рассказывать на непонятном языке, напоминая пьяного человека".

"...Врачи поставили диагноз: полное расстройство деятельности мозга, ...мускулы его шеи не выдерживают тяжести головы. Он совершенно не реагирует на речь окружающих. Изредка, когда мать подает ему знаки руками, по его лицу пробегают конвульсии",— так французский журнал "Экспресс" описывает детей с врожденными отравлениями метилртутью.

Фабрику в конце концов закрыли, пострадавшим была выплачена компенсация — около миллиарда иен. Бухту у города Минамата пришлось осушить и вынуть со дна весь ил: по проведенным подсчетам, он содержал не менее 600 килограммов ртути.

Отравление ртутью — не такое уж редкое событие. Этот металл широко используется во многих промышленных производствах, ртутью протравливают семенное зерно, она высвобождается при сгорании каменного угля. К счастью, болезнь Минамата (это название закрепилось для всех подобных случаев) в таких масштабах, как было в японском городе, практически больше не встречалась. Однако это не исключает воздействие других тератогенных факторов.

На эмбриональное развитие человека оказывает влияние хроническое отравление и другим очень широко распространенным в окружающей нас среде металлом — свинцом. К увеличиению количества мертворождений и спонтанных абортов, неврологическим нарушениям и торможению умственного развития приводит вдыхание паров бензина (особенно содержащего свинец), описаны случаи серьезных дефектов строения нервной системы у детей, матери которых на производстве контактировали с ацетоном. В настоящее время доказано повреждающее действие на плод человека анестезирующих газов, используемых во время операции.

А широчайшее распространение в быту таких соединений, как толуол, бензин, эфир, ацетон, создает неограниченные возможности для злоупотребления ими со стороны подростков, будущих отцов и матерей. Какое потомство можно ожидать в таком случае?

Нам не надо атомной бомбы, мы сами себя уничтожим!

Компилировано на основе:   Балахонов А.В. Ошибки развития.

Изд. 2-е, перераб. и дополн. – СПб., "ЭЛБИ-СПб." 2001. 288 с.

Строительные материалы .
Все права защищены www.black-country.r660080fe ©2013-2016
 
rss